Лот №22
07.12.23

Огненное восхождение пророка Илии

Эстимейт
1 000 000 - 1 200 000 ₽

Описание

Последняя четверть XIX в., Сызрань
Дерево, левкас, темпера
35,5 × 30,8 × 2,8 см
Приобретена в Москве
Реставрирована до поступления в собрание
Доска кипарисовая, из двух частей, с неглубоким ковчегом, имеющим неширокую пологую лузгу. На обороте две врезные несквозные встречные профилированные дубовые шпонки, с пониженными концами. Над верхней шпонкой старая надпись карандашом: «17 р. (ублей)»
Публикации: Россия в ее иконе, 2022. Т. II. Кат. 222. С. 144–14 5 (В. А. Голубев)

На иконе представлены сцены жития пророка Илии: кормление пророка вороном в пустыне; пробуждение Илии ангелом; переход Илии и Елисея через Иордан; огненное вознесение на небеса. Их сочетание типично для иконописи XIX века. Необычной является формула именующей надписи на верхнем поле: «Жизнь и чудеса святого и славного пророка Илии». Возможно, она воспроизводит заглавие текста из Четьих Миней Димитрия Ростовского — «Житие и чудеса святаго славнаго пророка Илии». Примечательны пространные надписи на остальных полях, комментирующие сцены в среднике. В них отразилась культура старообрядческого начетничества, тесно связанная с книжной традицией и особенно ярко проявившаяся в различных согласиях беспоповцев.

Памятник является ярким образцом иконописания Сызрани, где к середине XIX столетия сформировалось самостоятельное региональное направление. Для сызранских икон характерны строгая, традиционная манера письма, теплый, красновато-коричневый оттенок охрений, сочетающийся с яркими контрастными пробелами, и приглушенный колорит, в котором заметную роль играет темно-коричневое или оливково-зеленое покрытие полей, а зачастую — и фона. Кроме того, сызранские памятники отличают начертания вытянутых литер с широкими мачтами (тип вязи, характерный для поморской письменности) и широкая пологая лузга с вьюнковым орнаментом из ритмически чередующихся стилизованных элементов в виде цветка («ромашки»), удлиненного листа и трилистника. Подобные орнаментальные мотивы, очевидно, были позаимствованы из ассортимента приемов мстёрских и палехских иконописцев. Однако на сызранских иконах орнаментальная декорация лузги унифицируется и становится характерной приметой стиля.

В сызранском регионе выполняли как расхожие иконы, так и индивидуальные заказы. К таким стильным рафинированным дорогим произведениям относится и данная икона, отличающаяся уравновешенной композицией, богатым колоритом, тонкостью в проработке деталей, мягкими светотеневыми переходами. Она, несомненно, принадлежит кругу произведений ведущих сызранских иконописцев.