Войти / Регистрация

ДВОЙНОЙ ЮБИЛЕЙ | Аукционный Дом Александр

Зеркальце работы Фаберже

Презентация изысканной, значительной коллекции произведений царского ювелира Карла Фаберже (1846–1920) совпала с 180‑летием со дня основания знаменитой фирмы. Ее учредил в 1842 году Густав Петрович Фаберже (1814–1894), уроженец города Пернова (ныне — Пярну) Лифляндской губернии Российской империи. Он переехал в ювелирную Мекку страны — Санкт-Петербург, был записан в купечество города и открыл магазин золотых и бриллиантовых вещей в аристократической Адмиралтейской части Северной столицы. В браке с лютеранкой Шарлоттой Марией Юнгштедт, дочерью художника, у него родился старший сын Петер-Карл, который первоначально состоял «при семействе и капитале отца своего», а в 1872 году стал вести дело самостоятельно. Настоящий успех и признание Карл Густавович получил благодаря участию во Всероссийской художественно-промышленной выставке в Москве в 1882 году, где завоевал золотую медаль. Всеобщего внимания удостоилась коллекция копий с древнегреческих золотых изделий: императрица Мария Фёдоровна «осчастливила Фаберже покупкою у него пары запонок»1. Тонкие, изящные пастиши были исполнены старшим мастером фирмы Эриком Коллином — признанным виртуозом работы с «матовым золотом», чьи произведения ныне представляют большую редкость: в российских музеях они единичны, а на антикварном рынке появляются лишь эпизодически.

Источником вдохновения для Карла Фаберже и его мастеров стала коллекция древнегреческих украшений из раскопок в Крыму (Керчи), поступившая в Императорский Эрмитаж, которую Карл Густавович имел возможность основательно изучить. С 1867 года он совершенно безвозмездно занимался исследовательской и реставрационной работой, восстанавливая произведения для отделений древностей и драгоценностей Эрмитажа. Не случайно Карла Фаберже современники называли «ученым и образованным ювелиром». Сотрудник фирмы Франц Петрович Бирбаум отметил в своих мемуарах, что после керченской коллекции сотрудники изучили все представленные в галерее драгоценностей Зимнего дворца эпохи «и особенно век Елизаветы и Екатерины II»2.

Карл Густавович и его талантливый коллектив много сил и времени отдавали изучению форм и орнаментов искусства минувших эпох и постоянно черпали идеи из этого неиссякаемого источника, имевшего большую притягательность для людей «исторического» ХIХ века. В моде было «антикварское», как тогда говорили, направление в искусстве, и Фаберже являлся одним из самых ярких его представителей.

После успеха на Всероссийской выставке Карл Фаберже дебютировал за рубежом. Участие на Международный выставке в Нюрнберге в 1885 году принесло ему золотую медаль. На художественно-промышленной выставке в Копенгагене в 1888 году он также получил золотую медаль, а по результатам Северной выставки 1897 года в Стокгольме удостоился звания Придворного ювелира Его Величества Короля Шведского и Норвежского.

На Всемирной выставке 1900 года в Париже Карл Фаберже показывал свои вещи вне конкурса и был членом жюри по классу ювелирных изделий и бижутерии (то есть изделий из драгоценных металлов). За свое мастерство Карл Фаберже был удостоен высшей французской награды — ордена Почетного легиона — и памятной медали выставки. Изготовленные фирмой миниатюрные копии государственных регалий после экспонирования в Париже были переданы Николаем II для хранения в Императорский Эрмитаж, где они заняли достойное место среди шедевров мирового искусства.

Важнейшим этапом в истории фирмы было разрешение Карлу Фаберже именоваться Поставщиком Высочайшего Двора, дарованное 1 мая 1885 года. Через пять лет ему пожаловали потомственное почетное гражданство и звание Оценщика Кабинета Его Императорского Величества, дававшее право беспрепятственного входа в царские дворцы. Он «неоднократно был приглашаем для личных переговоров» к императору и императрице3, привозил изделия в их резиденции. Высочайшие особы лично посещали магазин фирмы Фаберже в здании на Большой Морской улице, 24, — «наиболее шикарный и аристократический ювелирный магазин в Санкт-Петербурге»4, по мнению И. Толстого. Карл Фаберже имел «счастье считать» своими покупателями «всех Высочайших особ Императорского Российского Дома»5, ценивших его за талант и способность к разумному компромиссу. У многих из них складывались целые коллекции изделий царского ювелира, которые были способны занять место рядом с традиционным антиквариатом.

Свидетельство этому — выставка художественных произведений К. Фаберже, старинных миниатюр и табакерок из коллекций августейших особ и представителей высшего света, открывшаяся в марте 1902 года в особняке барона П. П. фон Дервиза на Английской набережной в Санкт-Петербурге. Экспозиция в Санкт-Петербурге была событием неординарным: до этого никто из русских ювелиров не был удостоен персональной выставки, так как они считались всего лишь ремесленниками, но никак не художниками, о чем с горечью писал Н. С. Лесков в рассказе «Тупейный художник».

Посетителям выставки, устроенной по инициативе императрицы Александры Фёдоровны, было весьма любопытно лицезреть личные вещи Романовых, составлявшие часть их жизненного уклада. Корреспондент газеты «Новое время» подметил, что «экспонаты здесь представляют большой интерес уже по одному тому, что они недоступны публике в другое время, и все это притом шедевры искусства»6. Экспозиция отражала разнообразные вкусы российской элиты. Так, императрицы Мария Фёдоровна и Александра Фёдоровна представили коллекции роскошных пасхальных яиц с затейливыми сюрпризами, которые заказывали их супруги — Александр III и Николай II. При этом Мария Фёдоровна любила миниатюрных зверьков из поделочных камней, как и ее дочь — великая княгиня Ксения, которая показала на выставке группу подобных «бибелотов». Обозреватели выставки называли «замечательным» лебедя из жемчужины и бриллиантов, принадлежавшего великой княгине Александре Иосифовне, а также отметили фигурку «из целого сапфира с глазками из рубинов и бриллиантовым хвостиком» княгини Юсуповой, графини Сумароковой-Эльстон. В витрине изделий великой княгини Марии Павловны-старшей находились драгоценные цветы из эмали и камней на золотых стебельках, в стаканчиках из горного хрусталя, обработанного столь искусно, что они казались наполненными водой. Мария Павловна владела одуванчиками с натуральным цветочным пухом, укрепленном на золотых волосках при помощи мелких алмазов. Цветы Фаберже относятся к фантазийным, художественным предметам — так называемым objets de fantaisie. Помимо подобных шедевров на выставке были представлены сервизы, предметы интерьерного убранства дворцов — вазы и лампы, разнообразные каменные и эмальированные часы и рамки с портретами царских детей.

Фоторамка сиреневая работы Фаберже

Что же касается данной аукционной выставки, демонстрирующей вкусы московского коллекционера, живущего в ХХI веке, то она удивительным образом совпала со 120‑летним юбилеем той знаменательной экспозиции в особняке барона П. фон Дервиза. Коллекция, которая складывалась на протяжении двадцати лет, демонстрирует предпочтения собирателя: предметы в ней, за малым исключением, — камерные, выполненные большей частью петербургскими ювелирами фирмы, в том числе ее главными, ведущими мастерами Михаилом Перхиным (1860–1903) и Генриком Вигстрёмом (1862–1923), создававшими императорские пасхальные яйца, которые ныне находятся на вершине ювелирного антикварного Олимпа. Выдающимся предметом, относящимся к категории objets de fantaisie — изделиям, которые были дорогими, изысканными подарками и стали объектами коллекционирования еще при жизни великого мастера, является ковш, выточенный из нефрита густого, шпинатного цвета. Этот камень, обнаруженный в середине ХIХ века в горах Южного Саяна, нашел наибольшее применение на фирме Фаберже за его великолепные ювелирные качества: твердость, которая была сродни алмазу, вязкость и свободу от трещин, — что позволяло доводить отделку предметов до пределов совершенства. Стенки ковша — тонкие, в два миллиметра толщиной, в силу чего они просвечивают, так что становится виден прихотливый рисунок никотинов-включений. В золотую оправу ручки, выполненную в стиле Людовика ХV, вставлена золотая полтина времени Екатерины II. Карл Густавович — большой ценитель нумизматических редкостей — любил украшать свои изделия старинными монетами и медалями. Произведения фирмы К. Фаберже, зачастую выполненные «в стиле давно ушедших веков», прекрасно гармонировали со старинными артефактами. Мастера фирмы покрыли фон полтины прозрачной персиково-оранжевой эмалью по гильошированному фону, превратив монету в ювелирное изделие, окруженное сверкающими алмазами. 21 марта 1909 года это репрезентативное изделие было приобретено императором Николаем II за 275 рублей.

Из саянского нефрита выполнены несколько предметов, имеющих клеймо великого мастера Михаила Перхина, выходца из крестьян Олонецкой губернии, достигшего лидирующего положения на фирме благодаря своему упорству и таланту: это изящный настольный звонок, листорезы в золотых оправах, один из которых принадлежал принцессе Матильде-Летиции Вильгельмине Бонапарт, в замужестве Демидовой (1820–1904), карандаш, в котором насыщенный зеленый камень составляет торжественный аккорд с ярко-красной рубиновой гильоше-эмалью; он, как и один из листорезов, имеет подлинный фирменный футляр. Редким совершенством отличаются и выточенные из нефрита портсигары с клеймами М. Перхина и Г. Вигстрёма. Их стенки — тонкие и просвечивающие, а поверхность полирована до зеркального блеска. Как и другие портсигары из коллекции, выполненные в мастерской Генрика Вигстрёма, покрытые переливчатой гильоше-эмалью нежнейших цветов, они отличаются элегантным дизайном и техническим совершенством: их шарниры не выступают за пределы корпуса, а замки с алмазами или цветными кабошонами в давчиках закрываются мягко и бесшумно. Великолепным качеством и нестандартной отделкой «под самородок» отличается и золотой портсигар, усыпанный сапфирами, рубинами и брильянтами, выполненный в мастерской А. Хольминга, находившейся, как и другие основные подразделения, под крышей дома К. Фаберже на Большой Морской улице. Подобный «фасон», очень популярный в свое время, символизировал богатства российских недр. Недаром портсигары русской придворной фирмы были столь ценимы во всем мире. Обладание ими как встарь, так и теперь является визитной карточкой богатства и успеха.

Элегантным, рафинированным стилем отличаются и две печатки уже упомянутого нами знаменитого мастера Эрика Коллина — некогда главного ювелира фирмы. Их округлые ручки выточены из нефрита насыщенного зеленого цвета, который Карл Фаберже и его августейшие клиенты считали «цветом надежды», а оправы выполнены из золота. На каменной светлой матрице небольшой печатки вырезан якорь: она явно принадлежала морскому офицеру или чиновнику морского ведомства. Золотая матовая матрица роскошной заготовки, чья оправа дополнительно украшена розовой гильоше-эмалью, витиеватыми скаными и гравированными узорами, пока не тронута, так что приобретший ее для пользования вправе нанести свой герб или инициалы. Но было бы замечательно, если бы предмет Эрика Коллина, имеющий, как и другие вещи из коллекции, музейное значение, украсил одно из государственных собраний страны.       

Подобные небольшие ювелирные и камнерезные шедевры могут стать не только экспонатами домашних художественных коллекций, но и неотъемлемой частью жизненного уклада, как и было в семьях высочайших особ и представителей аристократической, чиновной и промышленной элиты. Миниатюрные драгоценные рамки от Фаберже, в которые можно вставить фотографии детей, продемонстрируют безупречный вкус и возможности хозяев дома. Подобные изделия и тогда, и сейчас украшают повседневную жизнь, привносят в нее радостное и всегда изысканное творчество. Крошечная рамочка с белой, опаловой гильоше-эмалью, отливающей сиреневыми и холодными голубыми оттенками, выполнена в московской фабрике фирмы К. Фаберже. Она демонстрирует, что ювелиры и эмальеры первопрестольной столицы не уступали в качестве своих изделий виртуозам головного, петербургского филиала. Рамка уже стала хрестоматийным предметом, так как была экспонатом грандиозной выставки «Faberge. Imperial craftsman and his world» (Фаберже. Придворный ювелир и его мир), состоявшейся в 2000 году в Уилмингтоне, США7. Дивной вещицей владела одно время знаменитая комедийная американская актриса, телеведущая и продюсер, обладательница премий «Эмми» и «Грэмми» Джоан Риверс (1933–2914), чьи родители были выходцами из России.

И другие предметы коллекции были представлены на солидных и, можно сказать, эпохальных выставках и, соответственно, опубликованы в каталогах. Вырезанный из авантюринового розового кварца сердцевидный лоточек, с оправой работы М. Перхина в виде венка из матового зеленого золота, перевязанного полированной «атласной» ленточкой из красного золота, стал экспонатом выставки «Fabergé — Cartier. Rivalen am Zarenhof» (Фаберже — Картье. Соперники при царском дворе) в Мюнхене8. Золотая лупа с белой опаловой эмалью украсила выставку «TheLastFloweringofCourtArt» (Последний расцвет придворного искусства. Русская частная коллекция изделий Фаберже) 9, устроенную в 2010 году в Лондоне знаменитой ювелирной, антикварной фирмой Wartski, являвшейся на тот момент поставщиком Ее Величества Королевы Великобритании. Оригинальный футляр с тисненой маркой фирмы К. Фаберже усиливает ее ценность.

В коллекции — целый ряд изделий в подлинных футлярах, что придает произведениям дополнительную значимость. Особенно важным является наличие коробки с тисненой фирменной маркой, когда на самом произведении нет ни клейм, ни надписей. Таковы резные фигурки животных, примером которых является очаровательный каменный розовый слоник с глазками из демантоидов. Спрос на зверушек был так велик, что камнерезная мастерская Фаберже порой не справлялась с работой. Их преподносили по поводу и без оного, в высшем свете дарили фигурки с намеком на внешность или черты характера получателя. Во время званого обеда хозяин мог завернуть гостю в салфетку каменную фигурку на память, например неуклюжего медвежонка, толстую свинку или вкрадчивую кошечку. Стоили такие вещицы порой как золотые украшения, поэтому щедрость дарителя не оставалась незамеченной, но при этом ни к чему не обязывала. Некоторый толчок производству зверушек был дан модою на маленьких слонов, которых дарили на счастье. «Сперва стали изготовлять таких слонов, потом перешли к другим зверькам. Великие княгини начали коллекционировать эти вещицы, высшее общество им подражало»10. Помимо камнерезной мастерской Фаберже «каменный зоопарк» создавали и другие производители — Пр. Овчинников, А. Сумин, А. Денисов-Уральский; в последующие времена зверушек в изобилии подделывали, поэтому подлинный футляр с ложементом, идеально со впадающим с очертанием фигурки, которая прекрасно выточена из отличного материала и от полирована, является своего рода паспортом предмета, свидетельством его подлинности.

Золотая пепельница работы Фаберже

В отличие от «легких и благодушных» фигурок животных, не имевших практической пользы, рамочки для фотографий, звонки, листорезы, карандаши-подвески, щетка для усов, ручка дамского зонтика, лупа, настольная мокалка (емкость для воды с кисточкой) являются предметами вполне «полезными», утилитарными. При этом они выполнены с тщательностью подлинно художественных произведений. Большая часть предметов покрыта прозрачной эмалью по гильошировке, которая является главным средством их художественной выразительности. Мастера фирмы Фаберже владели всеми тонкостями этой техники, им «удавались задачи, перед которыми пасовали и очень известные заграничные эмальеры»11. Палитра эмалей состояла из 144 оттенков, столь же разнообразны были и гильошированные рисунки фона: лучи, чешуя, волны, муар. Последний был особенно эффектен: просвечивая сквозь прозрачные слои эмали, он создавал ощущение колышущейся тяжелой муаровой ткани. Так оформлены поверхности портсигаров из коллекции и ручка зонтика. Белую гильоше-эмаль назвали «устричной» из‑за перламутровой игры цвета, подобной радужным переливам на внутренних створках тонких устричных раковин. Ею покрыты большая бонбоньерка, портсигары, зеркало-подвеска в золотой рокайльной оправе, верх настольного звонка с нефритовым основанием. Предметы из коллекции демонстрируют разнообразие оттенков розовой эмали — от яркой, насыщенной до «семужной» — теплой и естественной, напоминающей по цвету мякоть семги. Еще многообразнее палитра голубой эмали — от так называемого «королевского» до василькового, небесно-голубого и цвета цейлонского сапфира. Изделия также украшены канареечной, рубиново-красной, насыщенной изумрудной, золотисто-желтой эмалями. Нежнейшей бледно-сиреневой эмалью покрыты золотые уголки кожаной визитницы, что и изысканно, и практично одновременно. Хочется отметить, что это один из первых предметов в коллекции.

Эти изделия выполнены как в главной мастерской фирмы, где претворяли в жизнь эксклюзивные, в том числе царские, заказы, так и в мастерских ювелиров, которые специализировались на производстве рамок, звонков, блокнотов, других настольных предметов, — выходцев из Финляндии Виктора Аарне (1863–1934) и Андерса Невалайнена (1858–1933). Они достигли больших высот в изготовлении фотографических рамок, примером чего служат миниатюрная рамка с золотой эмалью и накладными ландышами и довольно большая рама с двухцветной светлой эмалью, напоминающей стену с полосатыми обоями, на которой «висит» портрет, увитый ветвями из цветного золота и камней. В коллекции также есть произведения одного из главных ювелиров фирмы — Фёдора Афанасьева, чьи изделия единичны в российском музейном достоянии. Нож для бумаги в оправе с прозрачной канареечной эмалью, сапфиром и лавровыми золотыми ветвями — символами славы, победителя, а также щеточка для усов с голубой гильоше-эмалью — предметы для настоящего денди. Не обошел вниманием коллекционер и произведения других петербургских мастеров, сотрудничавших с Карлом Густавовичем, — Ф. Руча, поставлявшего ему цепи и цепеобразные браслеты, и А. Адлера, создававшего небольшие практичные вещи с гильоше-эмалью. Изделия этих ювелиров имеют подлинные футляры прославленной царской фирмы. Частная коллекция произведений фирмы Карла Фаберже — «настоящего художника и несравненного гения» — отличается типологической широтой, совершенством и многообразием технических и декоративных приемов, имеет мемориальное и историческое значение. В ней отразилась целая эпоха, когда русским ювелирам не было равных в мире.

Мунтян Т. Н.
искусствовед, ведущий научный
сотрудник Музеев Московского Кремля

Примечания:
1 Цит. по: Габсбург Г. фон, Лопато М. Ук. соч. С. 58.
2 История фирмы Фаберже. По воспоминаниям главного мастера фирмы Франца П. Бирбаума. СПб., 1993. С. 6.
3 РГИА. Ф. 472. Оп. 43 (511 / 2840). 1910–1917. Д. 130.
4 Толстой И. И. Дневник. В 2 томах. Том I. 1906–1909. СПб., 2010. С. 385, 387, 442.
5 РГИА. Ф. 468. Оп. 8. Д. 1056. 1910. Л. 104.
6 Цит. по: Фаберже Т. Ф., Горыня А. С., Скурлов В. В. Фаберже и петербургские ювелиры. СПб., 1997. С. 294.
7 Habsburg G. von. Fabergé. Imperial Craftsman and his World. London, 2000. С. 136. Кат. № 239.
8 Habsburg G. von. Fabergé — Cartier. Rivalen am Zarenhof. München, 2004. С. 149. Кат. № 7.
9 The Last Flowering of Court Art. London, 2010. C. 104–105. Кат. № 37.
10 Иванов Д. Д. Каменные зверьки русского гранильного промысла // Среди коллекционеров. № 4. Петроград, 1922.
11 История фирмы Фаберже. По воспоминаниям главного мастера фирмы Франца П. Бирбаума. СПб., 1993. С. 8.

 

Фрагмент фоторамки работы Фаберже