Войти / Регистрация

ИСТОРИЯ ИКОНЫ | Аукционный Дом Александр

 

«Иконы требуются нашею природою. Может ли природа наша обойтись без образа? Можно ли, вспоминая об отсутствующем, не воображать его? Не Сам ли Бог дал нам способность воображения? Иконы — ответ Церкви на вопиющую потребность нашей природы».

Святой праведный Иоанн Кронштадтский

Икона Ангел-хранительа

 

Икона (от греческого εἰκών) — живописное изображение Святой Троицы, Иисуса Христа, Бооматери, ангелов, святых, а также священных событий, написанное в соответствии с церковными иконописными канонами и освященное по церковному чину. Греческое εἰκών переводится как «образ», поэтому в России иконы называют также образа́ми.

Икона в православном мире всегда занимала особое место, так как она выполняла множество важных функций. В первую очередь, икона помогала людям обращаться к Богу, то есть служила своеобразным каналом между Небом и землей. Недаром в некоторых православных регионах икону называли «вiкона», то есть сравнивали ее с окном, через которое можно заглянуть из греховного людского мира в другой мир — мир небесный, мир божественный.

Важнейшей функцией иконы было также обучение основам веры: человек знакомился с христианскими истинами не только с помощью словесных образов Священного Писания, но и с помощью живописных образов икон. Иконописное изображение при этом должно было строго соответствовать словесным образам Св щенного Писания, выражать именно эти образы на языке красок и композиции, а не отражать личные представления живописца о христианских истинах, как это бывает, например, на светских картинах религиозной тематики. Поэтому существовали строгие правила, называемые ка нонами, того, что и как может быть изображено на иконе, регламентировались способы и приемы живописи.

У иконы есть еще одна значимая функция —свидетельская. Она состоит в том, что почитание изображений Христа и Богородицы свидетельствует о вере в истинность Боговоплощения. Иисус явился на земле в богочеловеческом образе, и поэтому стало возможным описать Его и изобразить. «Кто не исповедует, что Господа нашего Иисуса Христа можно изображать живописью, тот не исповедует, что Он был видим во плоти» (пре подобный Феодор Студит).

Также одной из функций иконы была ранее просветительская. В старину, когда множество верующих не умели читать и писать, они знакомились с сюжетами Библии с помощью икон. Имен но поэтому раньше икону называли «Библией для неграмотных», «бессловесной проповедью». В 787 году созванный в Никее против ереси иконоборчества VII Вселенский Собор постановил: «Иконы необходимы для того, чтобы те, которые не знают Писания, на стенах могли читать то, чего они не могут читать в книгах».

Пожалуй, никакое художественное явление не имело в нашей стране такого значения, как икона, и никакой вид искусства не оказал такого влияния на церковную, государственную, общественную и личную жизнь русского человека, как иконопись. Неудивительно, что со временем иконы, как и остальные предметы искусства, превратились в объект коллекционирования.

Прообразом коллекции икон в современном ее понимании можно назвать собрание икон Успенского собора Иосифо-Волоколамского монастыря в XVI веке. Сохранилась опись этих икон, и по ней можно понять, что иконы подбирались не только по сюжету, но также и по индивидуальным признакам — во многих случаях указаны имена мастеров, зачастую знаменитых (Дионисий и его сын Феодосий, Андрей Рублёв, московский мастер Паисий), отмечены характерные особенности отдельных икон и места, где они были написаны.

Собрание икон имелось также в Иконном приказе Иконной палаты Московского Кремля, образованной в 1620 году. Спустя двадцать лет Иконный приказ был расформирован, и Иконная палата вошла в состав Оружейной палаты. Мастера-живописцы работали там рядом с оружейниками и занимались росписью храмов и жилых царских палат, написанием икон и парсун. Среди них были такие знаменитые иконописцы, как Симон Ушаков, Богдан Салтанов, Фёдор Зубов, Тихон Филатьев. Симон Ушаков, долгое время бывший главой мастеров иконописной мастерской Оружейной палаты, стал создателем уникального «живоподобного» стиля, соединив традиции русского и греческого письма и начав применять новые для русской иконописи приемы (использование светотени для создания объема, знаний анатомии). Благодаря этим приемам и использованию сложной техники многослойного наложения полупрозрачной темперы образы получались «живыми», но в то же время сразу была видна их принадлежность Горнему миру —лики как бы светились изнутри. Этот стиль стал официальным иконописным стилем Оружейной палаты, в манере «живоподобного письма» создавали иконы многие ученики и последователи Симона Ушакова.

Следует отметить также собрание икон соль вычегодских промышленников Строгановых в XVI–XVII веках. Однако их собрание скорее отражало личные вкусы владельцев, приверженность к определенной манере иконописания определенных мастеров — небольшие размеры икон, тонкое, изысканное письмо, звучная, по строенная на полутонах цветовая гамма, изобилие серебра и золота, изящество поз изображаемых фигур, особое внимание к деталям пейзажа и архитектуры. Впоследствии такое направление русской иконописи XVI–XVII веков получило на звание «строгановское письмо».

В XVIII веке, в петровскую, а особенно елизаветинскую эпоху русская иконография в полной мере испытывает западное влияние, начавшееся еще в конце XVI века. Параллельно с традиционной иконографией, использующей отдельные приемы европейской живописи, но не отходящей от церковных канонов, развивается такое явление, как живописная икона. Для живописной иконы был характерен значительный разрыв с православными традициями, ориентированность на западные образцы живописи и подверженность влиянию европейских художественных стилей — от барок ко и рококо до классицизма и ампира. Распространению художественной иконы способствовало и основание в 1757 году Академии художеств в Санкт-Петербурге, выпускники которой применяли художественное образование европейского образца и в светской, и в церковной живописи.

XIX век характеризуется развитием национального самосознания, и, как следствие, возникает явление «исторического» коллекционирования предметов, связанных с прошлым России, в том числе и икон. В первую очередь следует отметить «древлехранилище» деятеля начала XIX века, историка, журналиста, писателя и издателя М. П. Погодина — обширное собрание предметов старины, значительную часть которого составляли иконы. Позже открываются государственные музеи в Москве и Петербурге (Исторический музей в Москве, Русский музей в Санкт-Петербурге и т. д.), а также музеи в губернских городах. На ряду с этим развивается и частное коллекционирование икон — как в составе общих коллекций(коллекции великого князя Сергея Александровича, княгини М. К. Тенишевой, графов Г. Г. Гагарина и А. С. Уварова, основателя Третьяковской галереи П. М. Третьякова и т. д.), так и именно иконные собрания — к примеру, московских купцов Н. М. Постникова, С. Т. Большакова, а также художника И. С. Остроухова, который одним из первых начал собирать иконы исходя из их художественных достоинств.

Значительные собрания икон были и у старообрядцев. Они наладили собственное иконописание, строго придерживающееся «правильных», дореформенных канонов, а также активно собирали древние иконы дониконовского периода. В то время, как везде массово избавлялись от «старых черных досок», староверы не толь ко сохранили старинную русскую икону — они научились реставрировать собираемые ими древние шедевры, открывая под слоями копоти и поздних поновлений первозданный образ. Старообрядцы также основали собственные иконописные школы. Одной из первых таких школ было Выговское поморское общежитие, и со временем там сформировался свой уникальный тип письма — «поморский пошиб». Значительный центр иконописания у староверов был и на Урале, в вотчине Демидовых — Невьянске. Развивались центры старообрядческой иконописи во Владимирской губернии, в частности в селах Палех, Холуй и Мстёра, а также в Подмосковье, в районе проживания староверов вблизи реки Гуслица. Свои традиции иконописи были и в крупном центре старообрядчества на острове Ветка под Гомелем, а позже в Стародубщине на территории нынешней Брянской области. Во второй половине XIX века, когда общество стало проявлять значительный интерес к древ ним русским традициям, появилось много иконописных староверческих мастерских и в столицах — Москве и Петербурге.

Всемирное признание русская иконопись приобретает в 1913 году, когда в ознаменование300‑летия царствования Дома Романовых Императорским Московским археологическим институтом имени императора Николая II была организована Выставка древнерусского искусства. В отделе иконописи были представлены иконы XIII–XVII веков, в основном из частных собраний С. П. и В. П. Рябушинских, И. К. и С. К. Рахмановых, И. С. Остроухова, Н. П. Лихачёва, М. И. Дикарёва, М. И. Тюлина, Д. И. Силина, братьев Чириковых, о. Исаакия Носова, Б. Н. Протопопова. В предисловии, составленном П. П. Муратовым, отмечено: «Что особенно важно — впервые для широких кругов представляется здесь возможность ознакомиться с древними иконами в их первоначальной подлинности. Почти все иконы, составляющие от дел иконописи, расчищены, то есть освобождены от покрывавшей их сверху потемневшей олифы, а иногда и от позднейшей прописи, в большинстве случаев ремесленной и грубой. С таким открытием первоначальной художественной иконописи из‑под слоев испорченной олифы и дурной позднейшей живописи рушатся многие утвердившиеся взгляды на искусство древних русских иконописцев. Русская иконопись никем не может быть названа, как часто называли ее прежде, темной, однообразной и неумелой, в сравнении с со временными ей западными образцами. Перед нами, напротив, искусство, располагавшее огромной силой цвета, изобретательное в композициях и достигавшее высокого мастерства в исполнении. Все в нем, начиная от глубоко своеобразной техники, говорит о чрезвычайно древних и прочных традициях».

Успех Выставки древнерусского искусства 1913 года и открытие для всего мира древнерусской живописи стали возможными, среди прочих причин, благодаря и авангардным тенденциям начала XX века, возникновению новых художественных течений и новых имен — Анри Руссо, Пабло Пикассо, Поль Гоген, Анри Матисс, — тяготеющих к «форме и цвету» и часто обращающихся к искусству древних народов, а также «моде на русское» в западном мире того времени после триумфальных «Русских сезонов» Сергея Дягилева. Русская иконопись по праву заняла значительное место не только в наследии русской культуры, но и культуры мировой.

Революция 1917 года кардинально измени ла ситуацию в российском искусстве в общем и в иконописном искусстве в частности. С одной стороны, советское правительство сделало мир русской иконы общедоступным — оно, изъяв иконы из храмов и частных собраний, объявило иконы «национальным достоянием», и теперь каждый желающий мог познакомиться с древней русской живописью в музеях. Кроме того, была создана Комиссия по сохранению и раскрытию памятников древней живописи под руководством И. Э. Грабаря и А. И. Анисимова, много сделавшая для сохранения древних икон, среди которых одна из главных святынь православного мира — икона Владимирской Божией Матери, а также «Троица» Андрея Рублёва, иконы Богоматери «Боголюбская» XII века, «Феодоровская» XIII века из Ко стромы, «Толгская» XVI века из Толгского мона сыря, иконостас работы Феофана Грека и Андрея Рублёва из Благовещенского собора Московского Кремля и многое другое. И. Э. Грабарём также была организована выставка древнерусского искусства за рубежом, познакомившая западного зрителя с шедеврами русской иконописи.

Однако при этом советской пропагандой навязывалось отношение к иконе как к религиозному искусству, преследовались и были репрессированы многие священники и иконописцы. Кроме того, через организацию «Антиквариат», помимо картин из собрания Эрмитажа и изделий фирмы «Фаберже», была продана за границу и часть икон. Среди покупателей русских икон были шведский банкир Улоф Ашберг, авиапромышленник Джордж Ханн, ряд шведских и американских дипломатов, в частности посол США в СССР Джозеф Дэвис.

Частное коллекционирование икон в СССР до 1960‑х годов находилось в упадке. Возможность коллекционировать предметы искусства музейного уровня вообще была у очень узкого круга людей — высокопоставленные чиновники, ученые, дипломаты, известные артисты и врачи ,юристы (например, одной из крупнейших частных коллекций икон в СССР была коллекция сотрудника греческого и канадского посольств, греческого подданного Г. Д. Костаки). Подпольная продажа икон за деньги существовала, однако велик был риск уголовного преследования за спекуляцию, и возможности пополнения коллекций поэтому в основном были ограничены обменом. После хрущевской антирелигиозной кампании 1960‑х годов, после которой многие церкви стояли закрытыми, развернулась деятельность «охотников за иконами», бравших их из брошенных церквей или скупавших за бесценок у местного населения, в результате чего определенное количество икон пополнило частные коллекции в СССР или же было вывезено контрабандой за рубеж.

Ситуация с коллекционированием икон не сколько изменилась с выходом в конце 1960‑х годов книги «Черные доски (Записки начинаю его коллекционера)» писателя В. А. Солоухина, увлекавшегося собиранием икон. Собирание икон стало считаться делом «негласно допустимым». Относительная «легализация» частных коллекций икон произошла в 1974 году, когда в московском музее имени Андрея Рублёва была устроена первая в Советском Союзе выставка частных коллекций. Однако легальный рынок икон появился лишь во времена распада СССР, в 1990‑е годы.

Фрагмент свода чудотворных икон Богоматери