Лот №38
24.11.22

Окимоно «Слон с бодхисаттвой и мальчиком карако»

Эстимейт
2 000 000 - 2 500 000 ₽

Описание

Мастер Масаясу (яп. 政安)
Япония, Токио, период Мэйдзи (1868–1912)
Cлоновая кость, перламутр, розовый коралл, черепаший панцирь, рог; резьба, полировка, гравировка, тонирование, инкрустация
30 × 30 см
С экспертным заключением

Окимоно изображает слона с высоко поднятым хоботом. Животное богато украшено сбруей с кистями и тканями, на которых инкрустацией изображены картины на сюжет «цветы и птицы». На спине слона установлен паланкин, в котором сидит бодхисаттва с высокой прической, с веером и большим цветком пиона в руках. На шее слона сидит маленький мальчик карако («китайчонок») с горном в левой руке; правой рукой он указывает направление движения. На Дальнем Востоке, в частности в Японии, образ мальчика-китайчонка карако был символом семейного счастья и пожеланием благородных сыновей. Бодхисаттва (яп. босацу; букв. «существо, стремящееся к пробуждению») — в буддизме существо, которое приняло решение стать буддой для блага всех существ. Побуждением к такому решению считают стремление спасти всех живых существ от страданий и выйти из бесконечности перерождений — сансары.

Иконография слона трактована в буддийском стиле. Белые слоны, неподвижно стоящие на прямых ногах, являлись неизменными спутниками бодхисаттв, жертвующих собой во имя освобождения других. В буддизме слоны являются одними из самых почитаемых животных. Они считаются символом лучших черт души: любви ко всему живому, доброты, спокойного ума, стабильности и житейской мудрости. Особенное почтение выражается белому слону, который отражает непорочность в сочетании с добродетелью. Белые слоны символизируют покой, благополучие, стабильность и мир в стране. Именно белый слон в буддизме является спутником бодхисаттв.

Окимоно выполнено из слоновой кости и инкрустировано перламутром, розовым кораллом, рогом, черепашьим панцирем, а также тонированной слоновой костью в стиле сибаяма. Своим названием стиль обязан местечку Сибаяма провинции Симофуса (северная часть совр. префектуры Тиба). В 70-е годы XVIII века там работал резчик нэцкэ Оноги Сэндзо, который одним из первых стал инкрустировать свои произведения фигурными элементами из ценных материалов. Основав школу под названием «Сибаяма», мастер переехал в Эдо, где вокруг него собралась большая группа учеников. Стиль и характер декора нэцкэ Оноги Сэндзо завоевал большую популярность и был подхвачен мастерами периода Мэйдзи, которые стали создавать на экспорт окимоно, подносы, декоративные панно и даже шкафы, украшенные в стиле сибаяма.

Мастера, работавшие в стиле сибаяма, ориентировались преимущественно на европейские вкусы и европейский рынок. Большинство предметов с таким декором было произведено в Токио и Иокогаме, где присутствовало много иностранцев, а многие магазины сотрудничали с международными дилерами. Руководствуясь спросом и собственными представлениями о потребностях приезжих покупателей, художники отказались от традиционных японских типов предметов вроде коробок для документов и письменных принадлежностей или утвари для проведения чайной церемонии. Гораздо чаще они декорировали вазы самых разнообразных форм, окимоно, курильницы, шкатулки. Предметы, как правило, украшены изображениями цветов и птиц. Сочетание сплошных инкрустированных фонов и дробного детализированного изображения, созданного белой и подкрашенной слоновой костью, перламутром, кораллами и черепаховым панцирем, производило впечатление роскоши. К безусловным достоинствам мастеров сибаяма следует отнести тщательность, с которой они выполняли тонкую, почти ювелирную инкрустацию. В последнюю треть XIX века цветные материалы для создания декоративных и в то же время реалистичных изображений в стиле сибаяма стали использоваться не только на небольших предметах, но и при создании крупных панно, шкафов и кабинетов. Дороговизна изделий сибаяма не способствовала их широкому распространению, это всегда были эксклюзивные, элитарные предметы.

На дне произведения — овальная марка из перламутра с двумя выгравированными иероглифами «政安», читающимися как «Масаясу».

Произведение выполнено на высоком художественном и технологическом уровне, находится в прекрасном состоянии и имеет высокое историко-художественное и коллекционное значение.